МЫ С ТОБОЙ /кольцевая ссылка/

 

It hurts to set you free,

but you'll never follow me

JM

 

Всё в жизни так просто. Тот же секс. Мы с тобой. Трахаемся. И трахаемся. Ну? Кто первый? А потом зато целый день ни хрена делать не хочется, и зачем, непонятно. Мы живём простой жизнью - ходим и жалуемся, что нам постоянно что-то натирает - то петля, то резинки.

Где-то рядом, совсем рядом, в засыпающем лесу бродят оборотни, кто-то кого-то пытает в подвале соседнего дома, и старая женщина в синем пальто плавно съедет с катушек во время утреннего похода в магазин, и в этом всём присутствует жизнь, а мы, будто все, простужаемся, злимся, приходим на свет... Осенью все цвета в моде, яркие краски согреют тебя просто так, без особого смысла, мы с тобой - всё равно где и когда, подумаешь, одной условность больше... Котёнок незаметно, вдоль рельс, идёт в поисках наших следов, но нас уже нет, мы ушли, сбежали, достойно, забавно и всмятку, как Ебанутые Осенние Парашютисты ровно два года назад, настолько чистые и наивные, что их ветром несло над землёй, если вдруг им случалось забыть парашюты... The blue bus is calling us;) Я тащу тебе вещи, которые тебе не нравятся, потому что в их значение ты не врубаешься, я тоже не очень, но я их люблю!.. Это неважно. Кто первый? Хорошо бы смеяться, уходя, и не бросать обиды друг в друга, поднимать из под ног ярко-ржавые листья и сжигать летних ведьм на дорожках прилизанных парков, рисовать очередную херню на холодной стене. Экстрим в том, что нас нет! Fuckт нашего существования недоказуем и ненаказуем сам по себе. Это не просто, но очень легко. А вот и мы с тобой. Не очень-то весело... Мы без тебя. Не очень-то грустно!

Тьфу! Скоро зелёнка снаружи потухнет, покроется инеем, рыжий октябрь посереет, как мышь, и поселится в грязных углах. Дождь и слякоть в твоей тарелке, странные сны и невкусное одеяло, ненужные гости, ненужные дни... Улыбки случайных знакомых, узнавших твою Очень Страшную Тайну. Пинки и угрозы от добрых людей, которым так нужно тебя уничтожить, твоё разочарование, недоверие, и вот мы с тобой - фигурки на крыше, гаргульи, влипшие в рубероид, и меня пугает это близкое, ненастоящее небо, а тебя - тот кошмарный и затхлый чердак, воплощенный "отстойник" Стивена Кинга, целый мир из бетона, железа и пыли, могучие милые челюсти, пережевавшие дом. Даты горят на бумаге, мы - только искорки в этом костре, хорошо, что не уголь. Обгоревшие листья, как души, как ножики-бабочки мечутся в небо и в землю, и вот уже королева Сандрина уезжает в Германию - может быть, навсегда, а ясноглазый Ангел со своим нерушимым имиджем обаятельного неудачника открывает для нас все доступные двери в октябрь. Предавать друзей плохо, но что с ними ещё делать?! Лица и голоса. На фотографиях осень смешная; в жизни - смешные мы, только ты и не чувствуешь этого, и никто не догадывается, что весь этот флейм затевается только лишь для того, чтоб однажды проснуться за полдень от яркого света, дойти до окна и увидеть там мир - белое поле до горизонта, и ни домов, ни деревьев, ни стен, только снег и такое же чистое небо, залей экран цветом #FFFFFF и смотри!

 

Там, тогда, всё уже будет понятно и верно, и ты побежишь по никак не кончающимся белым холмам, оставляя следы, чтоб котёнок не сбился, что-то в небе увидит тебя свысока, одну точку на белом:

 

·

 

а ты (или я) будешь просто бежать, и бежать, и бежать по молчащему снегу, бежать и бежать...

Кто первый, а?