=Принц Крыс=

 

Посвящается Дашке «Нифферштайн» и Крысу, а также всем, кто

волей-неволей  помогает мне жить, как в страшной сказке ;))))

 

Не было на самом деле этого королевства, и быть не могло. И Принца Крыс тоже не было, равно как и всех нижеописываемых событий, но раз уж читаете вы эти строчки, я как-нибудь сочиню вам историю, тем более что она сама на клаву просится-напрашивается.

Но тогда все возможные последствия - ваши проблемы!

 

Жил да был никогда и нигде Принц Крыс. Якобы он чем-то правил, королевством каким (хотя, по идее, в королевстве король должен быть... логично ведь?), ну (тут нужна какая-нить подъёбка иль неувязочка) никого у него не было, ни мамки, ни папки, ни дедки, ни бабки, ни жучки, ни репки. Был он сиротой (так даже проще! не надо подробно описывать всех этих гнусных родственничков, хотя и меньше простору для интриги, но у нас ведь не мексиканский народный сериал... это сказка. ПРОСТО сказка), но особенно он от этого не страдал, так как никого не любил и даже не знал, что это такое. Вероятно, бабы у него имелись какие-нибудь, но кого-то иметь - не значит любить, с этим странно было бы не согласиться.

И ничего у него не пропало. (Это я к тому, что в подавляющем большинстве сказок про всяких мудацких правителей у всех чего-то пропадает, дети, яблоки, потенция и т.п.) А вот Принц Крыс, например, жил ничего себе, и всем был в меру доволен (меня он уже бесит).

Излюбленным занятием юного (ну, молодой он был, но уже и не мальчик! а муж) Принца было играть на противной дудке, при первых же звуках которой изо всех окрестных домов выбегали крысы, мыши, землеройки, суслики, лемминги, бурундуки и прочие грызуны, и не просто выбегали, а, построившись сплочёнными рядами, дружно отправлялись топиться к ближайшему морю. Только поэтому Принца Крыс терпели на троне, ибо грызунов в королевстве было кромешно много, ведь дело происходило в Средние Века, а тогда эти твари имели обыкновение самозарождаться в грязных тряпках, пыли и гнилой древесине, потому что люди во всё это верили. (только не надо мне тут о причинно-следственных связях!)

Принца иногда даже специально зазывали концертик устроить или там серенаду продудеть. Хотя, подчеркну особо, звук у дудки был отвратительный, но часок-то потерпеть можно было! За счёт этого монархия в стране кое-как держалась, например, когда Принцу есть нечего становилось (он ведь не делал ни хрена, так же как и его армия - ага, у него должна быть армия), ему тут же кто-нибудь обязательно приносил.

Да, ежели соседи грозные приходили Принца и его армию бить, тут тоже население вступалось, просило, чтоб помягче.

Так и жили.

Но вот однажды произошла у Принца одна неприятность (какая? об этом дальше, пока это тайна), а на другой день, когда он сидел в саду, и ничего не делал (ну, может, в крокет он играл, или в пьяницу, или в тавлеи там какие премудрые), подошла к нему странная девочка. Маленькая такая... но на две головы выше Принца! Вот так! Такие там девочки были! (только не надо мне тут про мои эротические фантазии!)

- Здравствуй, - говорит она. - Ты кто?

Принц аж вздрогнул, он вообще недели две ни с кем не разговаривал, а тут так сразу! Ну да собрался он, и говорит:

- Я Принц Крыс. А тебе чё надо?

Девочка зарделась (можно ещё красивей сказать - стала пунцовой, как бутон мака... нет, розы! при чём здесь мак?..), и отвечает:

- Давай дружить... - и ножкой в песке кружочки чертит.

Ну, Принц наш (ваш) нахмурился, он и слова-то такого раньше не слышал, но сделал вид, что всё окей, типа, и кивнул.

- Кстати, эта... А тебя-то как звать?

- Дашенька... - ответила, зардевшись ещё больше, малютка. - А фамилия моя НИФФЕРШТАЙН...

Вот тут-то Принцу и поплохело! Хорошо, хоть девочка его на руки поймала. Потрясла его малёхо, и своё гнёт:

- Ну, будешь со мной дружить?

Принц вначале приходить в себя отказывался, но потом ничего... пришёл, и сразу его осенило: вот ведь всё в тему! Девка-то пригодиться может, даром, что Нифферштайн!

- Да, - говорит он. Помолчал важно, как индюк или индеец, и добавил:

- Только ты мне эта... службу служебную сослужи.

- Извольте приказать, ваше благородие, - вспомнила Дашенька фразочку из какой-то книжки дебильненькой.

- Ага, - говорит Принц. - Слушай сюда: забилась дудка моя средой инородной. А без дудки нам труба. Вот так. С тебя требуется - в обязательном порядке! - раздобыть знаменитую Ось Зла, говорят, ею дудку прочистить можно по полной программе. Эта... справишься?

Дашенька совсем побагровела, осознав, какую честь ей оказывают квестом государственной важности, и как заорёт:

- ДА!!! - Принца Крыс аж снесло, но хорошо, он фалдами сюртука (чё это такое, я сам не совсем врубаюсь) за забор зацепился, тем и спасся. А девочки уж и след простыл, заболел и умер.

 

Идёт она лесом. Вдруг глядь - навстречу волк (ха-ха, не в рифму. Но там в натуре волк был).

Волк как увидел Дашеньку Нифферштайн во всей красе, аж с лица побледнел, и говорит человеческим голосом:

- Не ешь меня, девочка...

- Не буду, - отвечает ему Дашенька. - Без майонеза-то... ты уж лучше скажи мне, где Ось Зла находится?

Отвечает волк:

- Не слыхал я про эту ерундовину, ты уж не обессудь. Зато могу дать наводку - есть у нас тут бабка одна, сама без ножек, живёт в избе с ножками, и двери у ней без дверных ручек, так вот она всё знает. Только ничего не скажет, потому что немая от рождения, и вообще, что я говорю, она ж умерла второй недели со дня Миколкина!

- Эх ты, - говорит Дашенька, - брехун лесной. Не знаешь ничего, а хвастаешь.

И пошла она дальше. Идёт, смотрит вдруг - гриб у дороги растёт. Дай-ка, думает, попробую, вдруг съедобный! Укусила раз, другой - и как вдруг всё кругом стало увеличиваться-увеличиваться, да закачалось, да цвета побежалости на небе проступили явственно... Стоит Дашенька мааахонькая, аки глистёныш новорожденный, и по сторонам озирается. Смотрит - гусеница зелёная на листе покоится, трубку покуривает.

- Простите, - говорит ей Дашенька, - не видали ль вы Ось Зла?

- Ось? Летал тут один ось. Или это шмел был? - затянулась гусеница крепко, надулась и молчит.

Экая досада, подумала Дашенька. Тут уж вряд ли чё найдёшь, масштабы не те! Как бы назад вырасти?

- Это элементарно, Дашка! - оживилась вдруг гусеница, трубкой помахивая. - Укуси с другой стороны!

- С другой стороны чего?

- Гриба, ...дь!

- Дык я его целиком слопала... - пожала плечами Дашенька и дальше пошла, раз уж совсем ничего не поделаешь.

Идёт вдоль болота, вдруг слышит - лягушки там квакают о чём-то. Пошла в ту сторону, час шла, другой, видит - сидит лягух на кочке и тащится.

- Эх, - говорит, - поспали - теперь можно и пожрать!

И ну давай жрать. Нажрался, и говорит:

- Эх! Пожрали, теперь можно бы и поспать!

Вот, думает Дашенька, нехилое житьё! На черта ей принцы всякие, когда можно вот так на природе оттягиваться!

- Эй, милый жаб! - закричала она. - Возьми меня в жёны!

Оглянулся жаб, вздрогнул и говорит:

- Шла бы ты, девочка! Итак тошно... Спать, так уж лучше с собой, а не...

Не успел он договорить, пала с небес стрела чёрная, да прямо лягуху в голову. Так ему и надо, рассудила Дашенька, и дальше двинулась.

Она бы совсем так двинулась, как вдруг чувствует - небо ходуном заходило, засветилось по-странному, бац - и стоит Дашенька посреди лесной полянки, а рядом какая-то гадость в воздухе вертится, ухмыляется.

- Ты кто? - спрашивает тут Дашенька.

- Отходняяяк, - отвечает гадость, а сама всё лыбится пастью зубастой.

- А не знаешь, где мне Ось Зла найти?

- Ой, ну тебя, блин, достала... - заныл отходняк и смылся по-быстрому.

Пошла Дашенька дальше, идёт - у ветра спрашивает:

- Ветер-ветрушко, где Ось Зла? - стих ветер, полный штиль сделался.

У солнца спросила Дашенька:

- Солнышко-солнышко, где Ось Зла? - солнышко и укатилось. Ночь настала.

- Месяц ты мой ясный, где ж Ось Зла? - просит Дашенька, и тут начинается лунное затмение!!!

Ладно, думает Дашенька, всё сама. Шла она, шла, из лесу вышла, смотрит - стоит богатырь и мальчиком-с-пальчик в носу ковыряется. Ничего ему Дашенька не сказала, прошла мимо, уж больно смазливый он был, от таких добра не жди, коли честная девушка.

Пересекла она поле бесхозное (колхозное), и притопала в Докопаево.

 

Докопаево было деревней мрачной и таинственной. Сразу же подошли к Дашеньке местные и говорят:

- Ты чё? С какого садоводства?

- Я... - застеснялась вдруг Дашенька. - Я так...

Местные уже хотели её слегка побить (за дело!), да тут откуда ни возьмись появился белый старичок, сам с ноготок, борода с локоток, да авоська стеклотары с дирижабель размером.

- Ты пошто это, - говорит, - к нам в деревню забрела, прынцесса заморская?

- Я не принцесса, - отвечала Дашенька учтиво, - но очень хочу ею стать.

- Оптыть, - сказал старичок, - обознался. Совсем слепой стал. Ну, ступай себе с миром!

- Эээ, стой, дедушка! А ты Ось Зла не видал?

Пожевал старичок губами, пошамкал и говорит:

- Нет, здеся не видал, да нешто в нашей деревне такое зло есть? Не, в Докопаево испокон веку мир да любовь одни, а за злом это надо в другие места подаваться, и то вряд ли там шо есть, потому как народ у нас добрый, все деревни окрестные...

- А какие деревни, дедуля?

- Ну, есть у нас тут рядом Грабаровка, Новое Бычило, Выносилки, Гоповка, Огребихино да Малая Душегубка, вот туда и вали полегоньку, проваливай, да под ноги гляди, неровён час, спотыкнёшься да покатишься...

Побежала Дашенька прочь оттуда, да на пригорочке спотыкнулась, и покатилась...

Лежит под горой, стонет и охает. Совсем худо ей, горемычной. День, видать, такой критический.

Тут и печка самоходная подъезжает, на ней почтальон-ненаш сидит и конверты облизывает.

- А у меня, - кричит он дурным голосом, - посылка есть для Дашеньки Нифферштайн!

- Давай сюда, нехристь... - стонет Дашенька. Постонала она, постонала, совестно стало почтальону бесовскому, кинул он в неё ящиком и уехал с песнею.

Лежит Дашенька на боку, пододвинула ящик поближе, читает:

Mailto: d_nifferstain@mail.ru

From: doom_one-eyed@number.666

Subject: pizdetz tebe, milaya

Дальше читать не стала, любопытство разобрало: чё там, в посылке-то? Открывает - а там упаковка заморская, а в ней ласты марки "speedo". Поковырялась ещё, нашла на дне тюбик жестяной, "Клей Резиновый" написано.

- Круто, - говорит, - только зачем мне всё это? Мне Ось Зла надо.

Побросала предметы в канаву, да пошла куда глаза глядят. Да только моргала слишком часто по дороге, и забрела оттого в совсем тёмную страну, где все галоши коптили и в повязках набедренных бегали. Сунулась Дашенька наша (ваша) туда, сюда - нет нигде Оси Зла пресловутой. Села на колобка и пригорюнилась. Потом опомнилась.

- Ой, чё ж это я на колобке-то сижу! - смотрит, а это уже не колобок вовсе, а лепёшка домашняя. Полуфабрикат, но еда всё же! Пошамала, ручей там нашла, потом ей помощь гуманитарную выдали - четыре вилки пластмассовые, ну, худо-бедно пережила трудный день. Легла, спит, и снится ей сон: идёт она по городу, Принца Крыс на руках несёт, а люди ей с заборов на разные голоса - "Добей его! Добей!", глядит она на Принца, а у того вместо глаза фонарик красный светится, и нос деревянный на солнце поблескивает... Ух! Вскочила Дашенька с криком, троих маньяков ночных до инфаркта довела.

- Я тут сплю, а он там, наверное, не ест, ни пьёт, осей моих дожидается... правильно делает! - легла на другой бок и заснула.

Утречком просыпается, хочет голову поднять - а не тут-то было! Не получается у неё ни хрена! Пригляделась - что такое! Все волосья к малюсеньким колышкам, в землю вбитым, привязаны, и тело нитками перекручено. Чувствует, кто-то по ней ползает. Прислушалась Дашенька, и:

- Блин, да лапай ты её, лапай!

- Эвон девка подросла...

- Эге ж, мясистая какая!

Рванулась Дашенька, честь девичью охраняя, повыдирала из земли колышки да грунта кубометр, постряхивала с себя человечков крохотных-но-уж-больно-похотливых, потянулась с треском и пошла себе дальше.

 

Долго ли, коротко ли, привела её тропинка в королевство престранное, вагонно-ресторанное, видит Дашенька - впереди витрина, а в витрине, под стеклом, Королева Марго лежит, с боку на бок ворочается, а в глазах её такое понимание светится! Подбежала к ней Дашенька, просит:

- Ну хоть вы мне про Ось Зла скажите! - а та ей в ответ:

- Изволь, дитя моё, попервоначалу мой квест исполнить, тогда и поглядим.

Дашенька согласилась, а чё делать? Перевернулась Королева на спину, да и вещает:

- Иди, дитя моё несчастливое, в страну чужедальнюю, забери у герцога Ядрищева подвязки мои драгоценные, да обратно воротись - вот и всё задание.

И побежала Дашенька Нифферштайн в страну чужедальнюю.

Прибыла к Герцогу Ядрищеву, а того жаба душит. Билась с ней Дашенька день, билась ночь, насилу прогнала тварь земноводную. А Герцог всё равно подвязки отдавать не желает.

- Не дам я тебе, - говорит, - ни хрена, baby. Потому как come get some... то есть дело такое: ты щас типа let's rock тудей-сюдей, до края кромешного, там в донжоне Кащей над златом чахнет, свистни у него телефон могильный, сиё и вовсе piece of cake, тогда и поговорим. Okay?

- Гутен таг, - отмахнулась Дашенька и снова в путь отправилась.

Шла она, шла - вот и край кромешный впереди разворачивается, земля мерзопакостная, грязь всюду, скользко, не раз и не два Дашенька об землю грянулась, пока до подземелий добралась. Вошла внутрь, а там черти в карты играют.

- Не подскажите...

- Уй! - перепугались черти от неожиданности, - Сгинь, нечистая! - аж креститься с перепугу стали, да ведь только так их, чертей, прогнать и можно, вот они все и самоликвидировались. Сконфузилась Дашенька, лицо своё рогожей пообтёрла, пыль с ушей отряхнула, да и вошла в кащеево логово.

Всё бы ничего, да только не охота Кащею телефон могильный отдавать. Говорит он Дашеньке голосом старческим:

- Нуу, молодка, так дело не пойдёт. Ты, понимаешь, иди туда, сама знаешь, куда...

Взыграло ретивое у девки злосчастной, схватила она артефакт искомый, и ну дёру! Добежала до Ядрищева-герцога, сменяла телефон могильный на подвязки бесценные, и к Королеве помчалась. Та обрадовалась, говорит:

- Спаси бог тебя, милая, - на другой бок перевернулась и рассказывает. - Пойдёшь прямо-прямо, потом обязательно налево, там дорога из жёлтого кирпича, только ты по ней не ходи, там у нас поля маковые... иди вдоль оврага тёмного, там будет сундук, в сундуке заяц, в зайце утка больничная, но ты этих ужасов не пугайся, ступай себе дальше, придёшь к землянке, там Колян-кретин живёт, вот он-то тебе и нужен.

И сё! Пошла Дашенька той дорогою, кой-как добралась до землянки, а там Колян-кретин чаёк попивает, вафлёй иностранной закусывает. Прознал он про Дашенькину беду, и говорит так:

- Ось искомая в Джаггернауте, адовой колеснице содержится, а та из ворот инфернальных строго по расписанию выкатывается!

- И когда же она выкатится?

- А когда трансвестит на горе просвистит!

- А как до горы той добраться?

- За кустами она, рядышком. А вот возьми-ка в углу обувку себе подходящую!

- Это чё, сапоги-скороходы?

- Нет, носки-недоноски. Смердят зело страшно, а выбросить рука не подымается. Ступай ужо, пора тебе.

Вышла Дашенька к горе, смотрит - стоит наверху чучело странное, волосы зелёные, лицо разукрашено, одёжа прям какая-то противоестественная... И верно, трансвестит, прости его господи! Только к нему подошла, а он ей противным голосом:

- Ты, что ли, Масяня?

- Нет, я Дашенька буду, Ниф...

- Ну и пошла отсюда, дура набитая, чтоб я тебя больше не видел! - да как засвистит, разбойник эдакий!

Тут и земля загрохотала, разверзлись ворота инфернальные, выкатывается оттель колесница адова, Дашенька быстренько с горочки - прыг! Благо опыт падений имелся, на обочине встала в позу, и ну голосовать! Только вот ни фига колесница ход не сбавляет.

- Эх, - кричит тогда Дашенька, - башмаки вы мои тормозные, выручайте!

Рванулась она вперёд, да на полном скаку Джаггернаут и остановила. Выдрала Ось еле-еле, на плечо взвалила и восвояси пошла, к Принцу Крыс незабвенному.

 

И вот возвращается она в королевство сказочное, только пришла - а там заварушка неслабая намечается. Собрались соседи грозные, припёрли к забору Принца да армию его храбрую, стоят, на кулаки поплёвывают, богоматерь парижскую поминают. Кумекала Дашенька, как бы тут подсобить, вдруг её кто-то за плечо дёргает. Оглянулась девица - а там страхолюдина кривая стоит, на ветру покачивается, а за ней короли, шутами переодетые, гуслями трясут да бубном позвякивают.

- Не слушшшала ты меня, милая, - шипит страхолюдина. - А я ведь тебе посссылку отправила, с намёёёком... Я это буду - doom_one-eyed!..

- А по-нашенски как? - спросила тут Дашенька, удивлённо помаргивая.

- Нешшшто не знаешшшь? Лихо Одноглазое!!! - и тут уж не оплошала Нифферштайн, да как ткнёт Осью Зла Лиху в глаз единственный! Зарыдало Лихо слезами горючими, да как легковоспламенилось, да как самовозгорелось! Один пепел по ветру развеялся. Смотрит Дашенька - а Принц Крыс и его армия уже со всей отвагой от соседей грозных получают, ринулась на подмогу - ан нет, подскочили к ней короли, шутами переодетые, да как взвоют по-страшному! Стала Дашенька с ними биться, одному в бубен, другому по жбану, третьему в репу... всем уж зубы повыбивала, а они всё лезут и лезут, и шум кругом стоит, грохот страшный, вопли звериные, так что всем ясно: сошлися там рати немеряные.

Так бы оно плохо могло кончиться, но тут прискакали анархисты на чёрных конях и всех победили. И все по домам разошлись.

Посмотрела Дашенька Принцу в глазки неясные, посмотрела... А он перхоть с плеча сдувает и говорит ей так с гонором:

- Ну чё, девица? Добыла, чё требовалось? Чё ты очи-то вылупила?

Усмехнулась Дашенька, даром что Нифферштайн, взяла Ось Зла, да об колено её переломила. Помахала Принцу Крыс платочком сопливеньким, и пошла себе прочь навстречу другой жизни. И больше они никогда не встречались, но это уже совсем другая история...

13-14.01.2003